На русском языке правильно писать «беларуский»

(скопировано отсюда)

Беларусь, беларус и беларуский
Всегда было сложно объяснить россиянину, почему меня коробит от «Белоруссия», почему как-то неправильно выглядит национальность «белорус» и не мог понять почему же мне интуитивно хочется написать «беларуский», если выглядит это слово «с ошибкой».
Первый раз попалось толковое обоснование последних двух пунктов.

Что касается названия страны, то тут всё железобетонно: МИД попросило, Дума утвердила. А если кто-то привык, что Беларусь — это трактор, а не страна, то я лишь ухмыльнусь тому, как они демонстрируют своё презрение к моей стране.


Вадим РОСТОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Как правильно писать – Белоруссия или Беларусь, белорус или беларус, белорусский или беларуский?

Мы уже обсуждали эту тему в статье «Беларуские национальные реалии» (№10, 2008). Ряд беларуских изданий и писателей сегодня используют термины «беларус» и «беларуский», это стало известно в России – и вызвало там неприятие и издевки. Видимо, из-за того, что в России (да и в Беларуси) многие не понимают самой сути вопроса.

Например, летом этого года известный московский журнал «Родина» выступил с суровой критикой книги «История имперских отношений: беларусы и русские» (под редакцией А.Е. Тараса), многие главы которой публиковались на страницах нашей газеты. «Изобличающая» эту книгу статья кандидата исторических наук Юрия Борисенка «Как белый аист уткой обернулся» начинается так:

«И дня не проходит в этом чудесном подлунном мире, чтобы кто-нибудь хитроумный не подкинул новое симпатичное словечко. Не знаю точно, как там с диалектами амхарского или суахили, но русскому языку часто достаётся и по нескольку раз на дню. Вот и минский многостаночник гуманитарного фронта (составитель, переводчик и научный редактор в одном лице) Анатолий Ефимович Тарас обогатил намедни великий и могучий одним чудесным существительным и одним не менее увлекательным прилагательным. Бдительная корректура может спать спокойно: в объёмистой книге с загадочным названием «История имперских отношений» «беларусы» и «беларуский» упорно пишутся через «а». Но «жжот» наш герой почему-то только в этом пункте, а ведь так заманчиво продолжить и разослать сию книжицу (третьим, так и быть, изданием) во все школы Российской Федерации, сделать из 300 экземпляров несколько десятков тысяч. Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной — типа «абразавания», «балонскава працэса» и «ЯГЭ» (к слову, проницательный читатель на пороге лета 2009 года узрит здесь нечто пугающе-сказочное и прав будет: «защекочут до икоты и на дно уволокут», а дно у нашего «абразавания» болотистое, так сразу и не выплывешь)».

На самом деле эти великодержавные издевки выдают безграмотность самого автора статьи в журнале «Родина», так как по нормам русского языка надо писать «беларус», а не «белорус».

СОГЛАСНО НОРМАМ РУССКОГО ЯЗЫКА – «БЕЛАРУС»

Одновременно с провозглашением суверенитета БССР в 1991 году – следовало рассмотреть вопрос о названии страны, так как, согласно международным нормам ООН, название страны должно писаться ПО ПРАВИЛАМ ЕЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА. То есть – в нашем случае – по нормам беларуской мовы. А прежнее название «Белоруссия» — было написанием по нормам русского языка, а не беларуского. В беларуском же должно звучать «Беларусь».

Это было равно крайне важно и для укрепления международного авторитета нашей страны (к тому же – члена-соучредителя ООН) и ее статуса суверенной державы. Ранее в английском, немецком и других языках наше название звучало не как «Белоруссия», а буквально как «БЕЛАЯ РОССИЯ» — то есть, даже не так, как в русском языке. Это «колониальное название» создавало неверные представления о Беларуси как о каком-то «туземном придатке» Российской Федерации, где живут россияне, а не беларусы, и где у народа российское этническое лицо, а не уникальное беларуское.

Существенно и то, что название «Белая Россия» создавало путаницу в иностранных МИДах, особенно стран Африки, Востока и Южной Америки, на что жаловались их представители в ООН.

Верховный Совет БССР 19 сентября 1991 года принял «Закон Белорусской Советской Социалистической Республики о названии Белорусской Советской Социалистической Республики». В этом Законе еще до распада СССР наша БССР была переименована в Республику Беларусь (мой перевод на русский):

«Белорусскую Советскую Социалистическую Республику далее называть «Республика Беларусь», а в укороченных и составных названиях – «Беларусь».

И обращаю внимание на продолжение текста этого Закона:

«Установить, что эти названия транслитеруются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием».

Транслитерация (Transliteration) — перевод одной графической системы алфавита в другую, то есть передача букв одной письменности буквами другой. Что означает, например, для русского языка, что в нем нет больше никакой «Белоруссии», а обязана быть только и именно одна «Беларусь».

Сегодня во всех официальных международных мероприятиях (саммиты СНГ, спортивные соревнования, торговые соглашения и пр.) это строго соблюдается: есть только название «Беларусь». В паспортах и прочих документах РБ на русском языке – тоже только «Беларусь», никакой «Белоруссии».

Общероссийский классификатор стран мира OK (MK (ИСО 3166) 004—97) 025-2001 (ОКСМ) (принят и введен в действие постановлением Госстандарта РФ от 14 декабря 2001 г. № 529-ст) тоже категоричен: он предусматривает только формы «Республика Беларусь» и «Беларусь», а какая-то фантастическая «Белоруссия» им не предусмотрена – такой страны не существует.

Главным в Законе о названии страны является пункт о ТРАНСЛИТЕРАЦИИ ее названия на другие языки мира (включая русский). Дело в том, что некоторые страны такого пункта не имеют и потому могут по-разному называться в разных языках: например, в русском нет никакой Норге, а есть Норвегия, вместо Данмарк – Дания, Суоми – Финляндия, Дойчланд – Германия, вместо Летува – Литва. Ни Финляндия, ни Германия, ни Летува не заявляли о том, что их самоназвания Суоми, Дойчланд и Летува транслитеруются на другие языки – и не просили другие страны их отныне называть именно так. А вот Беларусь именно это заявила в своем Законе. И точно так в свое время Персия попросила называть её Ираном, Цейлон – Шри-Ланкой, Берег Слоновой Кости – Кот д’ Ивуаром, Бирма – Мьянмой, Северная Родезия – Замбией, Бенгалия – Бангладеш, Верхняя Вольта – Буркина Фасо. Именно под новыми названиями эти страны известны сегодня во всем мире, в том числе в РФ.

Если бы противники термина «Беларусь» в русском языке показали нам, что Россия пренебрегает этими правилами и продолжает называть Иран Персией, а Шри-Ланку Цейлоном – то в таком случае их мнение имело бы какую-то аргументацию. А в данном случае такая избирательность непонятна: чем же мы хуже Ирана или Шри-Ланки, если в России СМИ и просто россияне не желают признавать наше новое название и упрямо именуют старым несуществующим «Белоруссия»?

Тем не менее термин «Беларусь» все-таки СТАЛ ЯЗЫКОВОЙ РЕАЛИЕЙ русского языка, так как активно используется в ООН (где один из языков – русский) и всем государственным аппаратом РФ: всеми министерствами. Не менее строго следит за использованием термина «Беларусь» телеканал СНГ «Мир» (который равно следит за использованием «Молдова» вместо «Молдавия», «Туркменистан» вместо «Туркмения» и т.п.), а также телепрограммы и печатные СМИ Союзного государства Беларуси и России.

Таким образом, слово «Беларусь» стало частью русской лексики. Причем – используется не столько в быту, сколько в официозе, а это означает тенденцию вытеснения со временем старого слова «Белоруссия» и в разговорном русском. Пишется слово именно через «а», как этого и требует наш Закон о транслитерации названия страны – нигде в официальных документах РФ не используется слово «Белорусь» — ЕГО ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ в русском языке.

В спорах со мной на эту тему многие российские «тугодумы» соглашались, что слово «Беларусь» стало частью русского языка из-за его использования российским официозом, но все равно упорствовали: мол, это слово «неправильное», а правильно – делать русскую соединительную «о».

Но если слово только ТРАНСЛИТИРУЕТСЯ на русский язык – то о каких же «нормах русского языка» можно говорить? Вот прямая аналогия: французское Кот д’ Ивуар. Почему же никто равно не возмущается и не говорит, что по-русски правильно писать по-старому «Берег Слоновой Кости»? Или беларуский язык – это не такой же иностранный язык, как французский? Или Беларусь – это не суверенное государство, как Кот д’ Ивуар, а часть РФ?

Коль «Беларусь» — языковая реалия русского языка, то как по правилам русского языка должно образовываться название гражданина Беларуси? Правильно: белАрус.

Здесь возражения о соединительной «о» вообще неуместны, так как изначальное слово «Беларусь» образовано не по правилам русского языка. А на этот счет в русском языке свои нормы: корнем слова является в таком случае все слово «Беларусь» (а не два тут корня).

Вместо того чтобы воспринимать слово «Беларусь» как ЗАИМСТВОВАННОЕ из другого языка, россияне по инерции его делят на два корня – что противоречит правилам русского языка о заимствованных словах. Таким образом, издевки Юрия Борисенка в журнале «Родина» по поводу слова «беларус» — безграмотны с точки зрения правил русского языка.

А как быть со словом «беларуский»? Напомню, автор статьи на нем изрядно «попрыгал»: «Несчастные школьники вмиг освободятся от оков опостылевшего правописания: прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется» расширится неимоверно — сгодятся и классические белорусские «Масква» и «карова», и неологизмы из толщи народной…»

Давайте и с этим словом разберемся.

СЛОВО «БЕЛАРУСКИЙ»

Вначале приведу мнения беларуских специалистов в этой теме.

Адам МАЛЬДИС, доктор филологических наук, профессор, почетный председатель Международной ассоциации беларусистов:

«Если слово «Белоруссия» имеет свою традицию (например, газета «Советская Белоруссия»), это одно. Но когда речь идет о названии страны, закрепленном в Конституции и международных документах, тут однозначно — Беларусь. Заключение топонимической комиссии ООН только подтверждает это. На мой взгляд, правильным было бы писать «беларус», а не «белорус», и «беларуский» вместо «белорусский». Думаю, со временем мы к этому придем».

Александр ШАБЛОВСКИЙ, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языкознания им. Я. Коласа НАН Беларуси:

«Введение в русскоязычный оборот слова «Беларусь» считаю полностью правомерным и оправданным. Что касается рекомендаций Института русского языка, то у нас в Беларуси свой ориентир — Институт языкознания имени Якуба Коласа. И в этом вопросе мы все придерживаемся совершенно определенной позиции: только Беларусь! Россиянам, естественно, мы диктовать не можем.

Если говорить о производных от слова «Беларусь», то, конечно, последовательным было бы написание «беларус» и «беларуский». Но в этом вопросе мы принимаем позицию российских академиков, которые в своих оценках очень традиционны. Еще в 1933 году выдающийся русский лингвист Евгений Дмитриевич Поливанов писал: «Чем более развит язык, тем меньше он развивается». Потому не знаю, закрепится ли в будущем «беларус» и «беларуский». Ведь для того, чтобы у слова «кофе» в русском языке помимо мужского появился и средний род, потребовалось почти 100 лет! Так это всего лишь род…»

На мой взгляд, автор московского журнала «Родина» вообще ничего в вопросе не понял и посчитал, что мы тут просто «переводим» русские слова на «прогрессивный принцип «беларуского языка» (ну нет, тогда уж «беларускава») «как слышится, так и пишется»».

На самом деле слово «белАрус» просто производно от слова «Беларусь» в русском языке – что было показано выше. Но есть и другой аспект темы, который не стали детально раскрывать в приведенных цитатах Адам Мальдис и Александр Шабловский. А заключается он в следующем.

Наш Закон 1991 года о введении названия страны Беларусь и его транслитерации на все языки мира означал ОДНОВРЕМЕННО и ИЗМЕНЕНИЕ ВСЕХ СЛОВ В ЯЗЫКАХ МИРА, ПРОИЗВОДНЫХ ОТ НАЗВАНИЯ СТРАНЫ.

То есть, мало изменить название страны с «Белая Россия» (на английском, немецком и пр.) на «Беларусь». Надо еще, чтобы везде изменили название НАРОДА с «белых русских» на «беларусов», а его языка с «белого русского» на «беларуский язык». Это тоже крайне важно – как и само изменение названия страны. Ведь ранее на английском наш язык назывался «белорашен лэнгвич», а теперь стал называться «беларус лэнгвич». Житель БССР был «белорашен», стал «беларус». (Кстати, в Беларуси при преподавании иностранных языков по-прежнему учат советским терминам типа «белорашен», что и устарело, и ошибка, и не соответствует названию страны Беларусь.)

Как видим, СМЕНА ПОНЯТИЙ КАРДИНАЛЬНАЯ. Отныне никакой «рашен»!

С 1991 года во всем мире нас больше не называют с добавкой «рашен»: в энциклопедиях ЕС, США, Китая и прочих стран мира: страна Беларусь, от ее названия производится там название народа и его языка – с корнем «Беларус».

Следуя этому правилу, и в русском языке равно транслитерации подлежит не только слово «Беларусь», но и производные понятия народа этой страны и ее языка – как политическое значение, НЕОТДЕЛИМОЕ от названия страны. Они РАВНО ТРАНСЛИТИРУЮТСЯ в рамках транслитерации названия страны «Беларусь». Таким образом, автоматически подлежат транслитерации слова «беларус» и «беларуский язык».

Это тоже строго в рамках правил русского языка. Равно как слово «Беларусь» является заимствованным транслитерацией в русском языке и не подлежит делению на два корня – точно так заимствованное слово «беларуский» является КОРНЕМ до буквы «к» (согласно правилам русского языка, заимствованные слова являются корнями до своих окончаний).

И, как заимствованное слово русского языка, не подлежит аналогично ни делению на два корня, ни правилу русского языка по удвоению «с» между «с» в корне и суффиксом. Так как этого правила нет в исходом для транслитерации беларуском языке – а транслитерация, напомню, сохраняет нормы грамматики исходного языка СВОЕЙ СТРАНЫ. А главное: само слово «беларуский» — заимствованное, и в нем русский язык не имеет права вычленять суффиксы.

Что касается окончаний (автор статьи в журнале «Родина» утрировал: «ну нет, тогда уж «беларускава»), то вот как раз в этом вопросе, согласно нормам русского языка, должны уже соблюдаться нормы русского языка. Заимствованные в русский язык слова сохраняют свои иностранные корни, но имеют падежные формы уже по русским правилам. Так что и тут «мимо»…

СМЕНА НАЗВАНИЙ

Международная конференция экспертов ООН по топонимике, состоявшаяся 9-13 октября 2006 года Таллинне, постановила: беларуские названия на иностранных картах ДОЛЖНЫ ПЕРЕДАВАТЬСЯ С НАЦИОНАЛЬНОЙ ФОРМЫ НАПИСАНИЯ. Это значит, что на немецких автодорожных картах вместо Weissrusland (еще не исправленная там для автодорожников калька с Белоруссии) появится Belarus’ (с апострофом, показателем мягкости). Вместо Gomel, Mogilev и Vitebsk — Homiel’, Mahiliou и Viciebsk.

Российские великодержавники могут сколько угодно подтрунивать над «неграмотными» терминами «Беларусь», «беларус» и «беларуский», но, согласно требованиям ООН, на всех автодорожных картах мира – и РФ в том числе – будет не русский вариант названия городов Беларуси, а БЕЛАРУСКИЙ. С беларуского языка. Это уже давно принято, это уже реализуется – к этому надо привыкать.

Конечно, иные товарищи и после этого решения экспертов ООН будут цепляться и настаивать великодержавно, что по-английски ПРАВИЛЬНО писать не Homiel’, а Gomel, не Mahiliou и Viciebsk – а Mogilev и Vitebsk. То есть – в ретрансляции с русского языка, а не с беларуского. А более всего будут выступать против того, чтобы на российских автодорожных картах появились Махилеу, Вицебск и прочее «новое» для русского языка.

Однако это решение ООН обязательно и для России – поэтому там будут изменены на автодорожных картах названия беларуских населенных пунктов в соответствии с их написанием на языке их страны. Не только Беларуси, но и Украины. А в отношении стран Балтии на автодорожных картах на русском языке давно отражаются как раз их местные названия топонимов – примечательный момент (например: не Ковно, а Каунас, не Вильно, а Вильнюс – хотя еще в романе А. Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» писалось «Ковно» и «Вильно»).

Но раз не «Ковно», а «Каунас» — то тогда и Махилеу, а не Могилев.

«БЕЛАЯ РУСЬ» — НЕЛЕПЫЙ ТЕРМИН

Теперь о термине «Белая Русь», который сегодня активно используется как якобы синоним «Беларуси». Его эксплуатируют в песнях, в пафосных статьях, в названии водки и общественных объединений. На самом деле Беларусь не расшифровывается как «Белая Русь» — это глубокая ошибка. Ведь точно так мы не ищем корня «Русь» в названиях Пруссия или Боруссия. Во-первых, НИГДЕ ни в одном документе страны не зафиксировано, что термин «Беларусь» может подменяться термином «Белая Русь» — так что такая подмена юридически незаконна. Во-вторых, Беларусь НИКОГДА не была никакой «Русью» — так что с исторической точки зрения такая подмена просто абсурдна.

Русью была Украина – и ее народ назывался русинами. На 70-90 лет Полоцкое государство было захвачено киевскими князьями – но эта оккупация не делает Полоцкое государство «Русью», а наш народ – русинами (то есть украинцами).

К моменту кровавого захвата Полоцка киевским князем Владимиром (Вальдемаром) там правила шведская династия Рогволода. С 1190 в Полоцке правит выбранный полочанами на княжение ятвяг Мингайла или Мигайла, затем его сын Гинвилло (Юрий в православии, умер в Орше в 1199), потом его сын Борис, женатый на дочке поморского (Померании) князя Болеслава. (Любопытная подробность: поморский князь Богуслав I в 1214 году имел печать, которая почти идентична печати ВКЛ «Погоня», а также титуловался как princeps Liuticorum, то есть «князь лютицкий», о чем подробнее в моей статье «Откуда появилась Литва?» в №24 за 2008 г. и №№1, 2, 3 за 2009 г.) Потом княжил его сын Василько. (См. книгу В.У. Ластовского «Короткая история Беларуси», Вильня, 1910.)

Итак, потомки князя Изяслава, рожденного в результате изнасилования Владимиром шведки Рогнеды, правили в Полоцке до 1181 года (при этом уже через 70-90 лет полностью освободились от Киевского ига – то есть от Русского ига). С 1181 по 1190 была Полоцкая Республика. А затем вплоть до вхождения Полоцкого Государства в состав ВКЛ им правили нерусские князья-ятвяги, не имевшие никакой связи с Киевской Русью и не вступавшие в брак с киевскими родами. Учитывая, что князьям Полоцка служили ятвяжско-полоцкие дружины, — то ни о какой «Руси» в Полоцке не может быть и речи.

Никакие Рюриковичи в Полоцке с 1181 года уже не правили. Но раз нет Рюриковичей – то и нет никакой Руси.

Кроме того, я весьма сомневаюсь, что акт изнасилования шведки Рогнеды киевским князем Владимиром – на глазах ее связанных родителей и братьев, которых после изнасилования сей русский князь убил, — якобы являлся АКТОМ ПРИОБЩЕНИЯ ПОЛОЦКА К РУСИ.

Кстати говоря, киевского князя Владимира Русская православная Церковь сделала святым за то, что он затем крестил Русь. Как святым может быть человек, совершивший изнасилование девушки на глазах ее семьи и убивший затем всю ее семью, – удивительная загадка представлений РПЦ о МОРАЛЬНЫХ НОРМАХ…

Сей святой РПЦ и в будущем креститель Руси – бежит сразу при штурме Полоцка насиловать шведскую девственницу, а в результате АКТА рождается сын Изяслав, который хочет своего святого «героического» папашку убить – и едва это не сделал. Но при чем тут беларусы? Один демагог, беларуский профессор «идеологической школы ЦК КПСС» писал, что «брак князя Владимира с Рогнедой нес беларусам древнерусское сознание». Как изнасилование украинским князем шведки может нести беларусам «древнерусское сознание»? Уму не постижимо…

Иные возражают, что Владимир был не украинским князем, а «руським» – но ведь и никаких «беларусов» тогда не было: были только кривичи и ятвяги – западно-балтские племена. От того, что кривичами правили шведы Рогволод и Рогнеда, – они не становились автоматически шведами. И точно так с захватом Полоцка киевлянами – кривичи не стали ни «руськими», ни «украинцами», а с вхождением в состав Речи Посполитой – не стали от этого поляками. Но зато с 1230-х с миграцией к нам поморских лютичей во главе с князьями Булевичами и Рускевичами сначала ятвяги, а затем и кривичи именуют себя ЛИТВИНАМИ и ЛЮТВОЙ-ЛИТВОЙ. Именно эти новые названия заменяют наши старые – Ятва, Дайнова, Крива. И именно с этого периода начинает складываться наш этнос как объединение ятвягов, дайновичей и кривичей. И если, скажем, кто-то кривичей еще может относить к «данникам Древней Руси» (то есть к данникам варягов, ибо кривичи лежали на пути «из варяг в греки»), то вот ни Ятву ятвягов (столицы Новогрудок и Дарагичин в Белосточчине), ни Дайнову дайновичей (столица Лида) – никто в здравом уме «Русью» называть не станет. А ведь это – предки всех нынешних беларусов Минской, Гродненской и Брестской областей!

При первом разделе Речи Посполитой Екатерина II называет захваченный у нас кусок ВКЛ (Полоцк, Витебск, Могилев) новым названием «Белорусская губерния», а остальную часть нынешней Беларуси, захваченную позже, именует «Литовской губернией». То есть – исторической Литвой (до 1840 года). Уже один этот факт именования нас со стороны России – ярко показывает, что даже при царизме большая часть нынешней Беларуси еще называлась Литвой. То есть, в первой половине XIX веке якобы не было нашего народа, а было на территории нынешней Беларуси ДВА РАЗНЫХ народа: в Западной Беларуси (Литовской губернии) продолжали жить литвины ВКЛ, а в Восточной Беларуси (Белорусской губернии) – якобы жили уже «белорусы».

Это – ненаучный нонсенс, который одиозно противоречит тому, что пишет Энциклопедия «Беларусь», Минск, 1995, стр. 529: «Процессы консолидации беларуской народности в беларускую Нацию начались в 16 – начале 17 века».

Простите, о каких процессах может идти речь, если Нация была с разделами Речи Посполитой «разбита» на 70 лет царизмом на две части – «Литву» и «Белоруссию» одноименных губерний? И куда делась литвинская Нация Литовской губернии – Минска, Гродно, Бреста, Вильно? Энциклопедия «забыла», как называлась формируемая беларуская нация «в 16 – начале 17 века». То есть, в эпоху Статутов ВКЛ, в которых нет НИ СЛОВА о каких-то «беларусах», зато все жители территории нынешней Беларуси там именуются только литвинами. На самом деле формировалась нация под другим названием – не беларуская, а литвинская.

Что уже СТРАННО с научной точки зрения. Давайте посмотрим на эту чехарду наших названий в рамках представлений этой же Энциклопедии, которая на стр. 529 указывает, что процесс формирования беларуской нации окончился в 1910-1920-х годах.

Формирование нашей нации шло, примерно, с 1501 по 1920 год. Это 420 лет, из которых наша формируемая нация ВСЯ называлась «литвинами» и «Литвой» 271 год, потом ее ТОЛЬКО восточная часть именовалась в процессе этого формирования нации «беларусами» 148 лет, а ее западная часть именовалась «беларусами» лишь 80 лет.

Как видим, в процессе формирования нашей общей нации Беларуси восточные беларусы назывались «литвинами» всю первую половину этого периода, а западные беларусы назывались «литвинами» более 80% этого периода. Это ясно показывает, что наша нация – формирование которой в последних этапах было исковеркано имперской политикой русификации со стороны царизма – нами создавалась как нация литвинов Литвы, а не как некая нам навязанная российской оккупацией «нация белорусов Белоруссии». Навязанная именно с лишением нас своей Государственности ВКЛ и всех наших прав и свобод, всего нашего исторического и культурного наследия нашей независимой от царизма жизни.

Всю лживость царского термина «Белоруссия», насильно подменившего после наших антироссийских восстаний самоназвания «Литва» и «литвины», выпукло показывает тот факт, что после нашего очередного восстания 1863-1864 годов генерал-губернатор Муравьев запретил и навязанное нам царизмом колониальное название «Белоруссия», вводя вместо него – до февраля 1917 года! – название «Северо-западный край». Это создает уже ТРЕТЬЕ название для нашей нации: «северо-западчане». Что ничем не лучше и ничем не хуже, чем равно царское «белорусы».

А ведь и не удивляет: в ином «историческом раскладе» ныне Энциклопедия «Беларусь» написала бы на стр. 529: «Процессы консолидации северо-западной народности в северо-западную Нацию начались в 16 – начале 17 века». И, мол, наши предки писали и говорили на древне-северо-западном языке. Вроде бы – правда. А по сути – издевательство.

Становится ли от этого историческая Литва – «Русью»? Да нет, конечно! Поэтому абсолютно нелепо Беларусь «раскрывать» термином «Белая Русь», так как в «матрешке» под названием «Беларусь» скрывается никакая не «Русь», а угробленная и русифицированная царизмом ЛИТВА и ее нация литвинов. То есть – наши предки, которые и создавали нашу нацию. Нацию ВКЛ и Литвы – а вовсе не какой-то «Руси» или тем более, России с ее «северо-западными краями».

* * *

Что же касается юридической точки зрения, то ныне популярный (по невежеству) термин «Белая Русь» АБСОЛЮТНО противоречит ДУХУ, СОДЕРЖАНИЮ и СМЫСЛУ Закона Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь.

Напомню то, о чем говорилось выше: смысл Закона о нашем новом названии был в том, чтобы нас больше не именовали колониальным названием «Weissrusland», буквально – «Белая Россия» в немецком, английском, французском и прочих языках мира, включая русский. Смысл Закона в том, что мы – не часть «Rusland», а самостоятельное государство Беларусь самостоятельной беларуской нации – соучредителя ООН.

Термин «Белая Русь» — полностью перечеркивает и этот Закон, и все наши усилия быть самостоятельным Государством. Он – калька с «Weissrusland».

Вся беда в том, что беларусы, использующие термин «Белая Русь», в силу, как мне кажется, своих ограниченных знаний на эту тему – просто НЕ ОЩУЩАЮТ и НЕ ПОНИМАЮТ, что тем самым нарушают Закон Верховного Совета БССР 19 сентября 1991 года о названии страны как Республика Беларусь. Они этим термином «Белая Русь» называют беларускую нацию – нацией «белых россиян», а саму Беларусь называют «Weissrusland». Что и есть на немецком языке эта пресловутая «Белая Русь».

Но мы для всего мира – уже давно не Weissrusland, мы — Belarus’. Хотя бы потому, что так название нашей страны пишется на НАШЕМ языке.

Add Comment Register



Добавить комментарий