Люди работают за ту зарплату, за какую хотят

Читаю жалобную статью про то, что временные складские рабочие страдают от рабского труда:

«Нет, конечно», — говорит она с таким видом, как будто я задала исключительно глупый вопрос. Впрочем, он и вправду глупый. Amalgamated могла бы чуточку снизить свои прибыли и нанять больше людей, чем-то минимальное количество, которое она нанимает, а также устроить склад несколько эргономичнее. Однако это лишнее пространство, а значит лишние деньги, а клиенты не любят их тратить и могут уйти к другой компании. Если взимать плату за доставку, это снижает количество заказов, хотя я не уверена, что люди не будут готовы заплатить лишнюю пару баксов за доставку или чуть дороже за сам товар в обмен на гарантии того, что для выполнения их заказов не потребуется мучить и эксплуатировать низкооплачиваемых работников.
(читать полностью)

Собственно, я сижу и думаю чего же я понимаю не до конца. Работы никакой вообще нигде нет. И не будет. И не может быть. Поэтому бездомные на трейлерах приезжают туда, где работа есть, а там, вместо того, что бы работать, думают как им кинуть работодателя? Не нравится работать на дядю — не работай. Ищи другое место работы или создавай свой бизнес. Если никто на этой работе работать не захочет, то работодатель будет вынужден или свернуть бизнес, или улучшить условия — всё честно!
Но я вас хотел спросить не об этом. А о том, готовы ли вы доплачивать за интернет-покупки по паре баксов складским рабочим, по паре на каждой станции пересылки, десяток баксов киатёзе-сборщику. Ну что бы их не мучали!!!!

К вопросу о законодательстве и угрожающих формах. Что, не бухать что ли больше вообще?

Полюбуйтесь:

По свидетельству обвиняющей стороны, в феврале 2008 года 34-летняя Мишель Лин Тейлор поцеловала 13-летнего сына своей подруги, заставила его потрогать ее грудь и попросила заняться с ней сексом. Мальчик отказался.

Сама женщина утверждает, что в ту ночь была пьяна и не помнит всех обстоятельство произошедшего, сообщает Magic Valley.

В результате ее обвинили в совращении лица, не достигшего 14-летнего возраста, что влечет за собой пожизненное тюремное заключение. Судья округа Элко в штате Невада Майк Мемео установил минимальный срок, после которого она сможет выйти на свободу в рамках условно-досрочного освобождения, как равный 10 годам. В этом случае женщина будет вынуждена зарегистрироваться как лицо, совершившее половое преступление, и всю оставшуюся жизнь находиться под надзором властей.

Адвокат Тейлор утверждает, что наказание не соответствует совершенному преступлению и что женщина получила бы меньший срок, если бы убила мальчика.