О посещаемости площади: а был ли Павлик? (вброс варнинг)

Где-то в научно-исторических статьях упоминалось, что нам в школе не совсем точно рассказывали историю Павлика Морозова. Дескать, настучать настучал не он, а кто-то другой, просто на Павлика подумали. А во-вторых, на тот момент Павлику был двадцать один год, но никто его не убил, а в двадцать пять он сам спился и помер от этого. Следует из этого только одно: мы не будем говорить о реальном Павлике Морозове, а поговорим о Павлике Морозове сферическом в вакууме.

Когда в школьные годы мы проходили пионеров-героев, то Павлик Морозов мне сразу не понравился. У меня было очень смешанное чувство зависти к нему, потому что я бы так не смог. И как Марат Казей не смог бы, потому что как-то глупо мне казалось думать о том, что будет после моей смерти. Но как Павлик Морозов я не смог бы по каким-то другим причинам. Я тогда ещё ничего не знал про индивидуальности восприятия, мерял всё по себе. И не смог бы. Я ничего не знал про тиранию родителями детей. И не смог бы. Меня угнетала моя асоциальность и непонимание как жить правильно, но я бы так героически не смог.

Как я отношусь к Павлику сейчас? Это не вопрос о продразвёрстке и предателстве. Это педогогический вопрос. Представьте, что есть мальчик Павлик, который учится крестьянскому укладу в доме своего отца. Ему говорят что и как делать, он делает. И тут появляется агитбригада, школа, БРСМ или какая-то другая огранизация аналогичного уклада, которая очень чётко обрисовывает свои цели: революции надо что-то есть. Цель не сделать жизнь Павла стабильной, интересной, образованной, а именно накормить революцию. То есть, склоняя неокрепший пашин ум к симпатии революции говорится о том, что как-нибудь потом будет и образование, и лечение, и прочие аттрибуты коммунизма, но в тот момент времени по нежным ушам ребёнка ездили с конкретной целью: революции надо жрать. Наш сферический Павел, в порыве эйфрии от радужных перспектив, от осознания момента, от осознания собственной значимости для Великого Дела, пошел искать пропитание революции. И нашел.

Вот тут то у меня и возникает вопрос к читателям, которые дочитали до этого места моего рассуждения: а пошел бы искать пропитание для революции сферический как Эрик Картман мальчик, если бы он знал правду о целях и методах своего отца, правду о целях и методах продразвёрстки?

На площадь вышло очень много молодёжи, которой небезразлично будушее страны. Уважаю. Вот только почему они там были и что они там делали они не всегда могут аргументированно пояснить. Причём, не только они. Они пришли кормитиь революцию (передавать власть в хорошие руки ), а двигало их чувство собственной значимости, слова об идеалах демократии, справедливости и счастливом будущем. То есть, те же самые идеи и побуждения, какие двигали Павликом. Слава Богу, что пришедшие на площадь решали вопросы революции за свой счёт, а не за счёт своего отца. А всё-таки, если рассказать им правду, то сколько бы из них всё равно пришло?

Добавить комментарий