Про детей, кино и секс

Про детей, кино и секс.
У меня педагогический коллапс, не сказать пиздец. По двум вопросам.

1. Звонит мне тут мама и говорит: «Аааааа, Анечке снилось, что она обнимается с шестиклассником, срочно с ней поговори».

Не, ну с одной стороны мне вообще не ясно, где был Анечкин мозг, когда она бабушке про шестиклассника рассказала, но с другой стороны — хорошо, конечно, что она нам все рассказывает, дай Бог, чтобы и дальше так было. Зато стало окончательно ясно, что у Анечкиных бабушки и папы с мозгом все хорошо — как про пряники какие-нибудь попиздеть — так это они, а как про что серьезное — так это я должна.

Ну, в общем, что я могу вам сказать… Это был самый ужасный разговор в моей жизни. Я потела, мучилась, стеснялась, подбирала слова и охуевала. Но мужественно рассказывала Анечке про то, как в ближайшие годы ее покинет всякий разум и ей будет хотеться любви и как мальчиков покинет всякий разум и им будет хотеться секса. И как важно девочке во всем этом не заблудиться и не наделать глупостей.

Минут 40 говорила, устала, как собака Жужа. Только выдохнула и посчитала свою миссию законченной, как Анечка, чтоб ее, мне и говорит: » Мама! А что такое секс?».

Я ей отвечаю: «Нюшка ты несчастная! Ты издеваешься надо мной, что ли?! Я тебе еще год назад дала шведскую книжку про секс».

А она мне: «Нет, мама, та книжка была про то, откуда дети берутся, а про секс там ни слова».

Дальше у нас была долгая и еще более тяжелая беседа про секс. В процессе которой я отвечала на массу неподъемных для моего слабого интеллекта вопросов типа «А целоваться — это секс?».

По ходу я разошлась нечаянно. Рассказала про ранние беременности. В красках рассказала про СПИД и сифилис. Подробно поведала про педофилов, раз уж в тему пришлось (типа — «вот щаз я тебе до кучи объясню, почему у меня инфаркт, когда ты пропадаешь из поля зрения в магазине или в кино»). Про проституцию даже за каким-то хуем поведала.

К концу этого спича я реально дымилась уже от неподъемных умственных усилий, подбирания слов и стеснения.

Сели мы с Анькой. Помолчали. Анька задумалась. Я пыталась вернуть на место окосевшие от усердия глаза. И тут Анька говорит: «Мама… а зачем тогда вообще люди этим сексом занимаются?» — и посмотрела на меня с ужасом. И тут я поняла, что я перестаралась и вообще я мать-мудак. И честно сказала Аньке: «Потому что, Анька, это самое большое удовольствие в жизни. Ну — одно из самых больших. Ну — иногда и самое большое. Как повезет.». Потом во мне проснулась мать-мудак и я добавила: «Но после восемнадцати лет. А до 18 — СПИД, сифилис, испорченная репутация и ранняя беременность».

По-моему, мы обе остались несколько неудовлетворенными этой беседой. Но я не знаю, я не знаю, как разговаривать с ребенком про секс. И я не знаю, как объяснять девочке, сколько всего пугающего меня таится в этой ее надвигающейся жажде любви, романов и походов по белой лестнице прямо в рай. Не знаю. Совсем-совсем.

Поэтому делитесь со мной, пожалуйста, опытом. Вы как со всем этим управлялись или управляетесь, а, а?

2. И про кино. Анне Андревне 10 лет. И мне не хочется ограничивать ее кинопросмотры только динозаврами, гарри поттерами и сумерками. Мне бы хотелось, чтобы она уже что-то взрослое смотрела. Думать и чувствовать училась всякие взрослые думы и чувства.

И тут я опять облажалась. Во-первых, АА попросила показать ей «Доктора Хауса». Я поставила ей первопопавшиеся две серии. Которые, ясен хуй, по закону подлости оказались про аборты, промискуитет и всякое прочее ненадлежащее. Хорошо, что ничего, кроме слова «Хаус», АА в этих сериях не поняла.

Во-вторых, я поставила ей «Фриду». На десятой буквально минуте я прокляла себя мысленно раза четыре к ряду и стала закрывать АА глаза рукой, когда в фильме были сексуальные сцены. Так АА все две серии и просидела с закрытыми глазами, вы ж понимаете.

В-третьих, дальше случилось страшное. АА попросила показать ей «Потртрет Дориана Грея». Не подозревая ничего плохого, я воткнула ей диск в магнитофон и удалилась на кухню трендеть по телефону. Я же не знала, что англичане вообще уже ебанулись головою, то есть совсем. Поэтому когда я через некоторое время вернулась — АА как раз наблюдала, как Дориан Грей целуется с художником… Пришлось до кучи про гомосексуалистов объяснять.

В планах у меня «Иван Грозный» Эйзенштейна и первая часть «Крестного отца». Но я уже ни в чем не уверена. Вообще.

Чего вы с детенышами смотрите, а?

Спасайте меня, люди и френды. Я в глубочайшей материнской беспомощности потому что пребываю.

(скопировано отсюда)

Добавить комментарий